Как выглядит идеальный город с идеальной системой сбора отходов

15-06-2022

Не знаете? Этот сложный вопрос мы обсудили в интервью с Еленой Вишняковой, заместителем генерального директора ГК «ЭкоЛайн». Вы точно знаете об этой компании — именно их контейнеры для вторсырья стоят во всех дворах ЮЗАО, ЗАО, САО и ЦАО Москвы и некоторых города Подмосковья. 

Ниже — выписали самые интересные моменты из интервью. Но всё равно советуем посмотреть полный вариант на нашем YouTube-канале. 

Как правильно назвать вашу компанию? «Мусоровывозящая» — будто неправильное слово.

Нам нравится, когда нас называют «оператор полного цикла». Потому что это правда. В нашу группу компаний входят два оператора комплексной услуги, региональные операторы в МО и два КПО (комплекса переработки отходов): крупнейший в Европе КПО «Восток» и молодой технологичный КПО «Нева».

Ещё мы строим крупнейший в России завод по переработке пластиковых отходов. Он будет перерабатывать 60 тыс. тонн полимеров в год. Половина его мощностей будет направлена на переработку неликвидных пластиков, которые сейчас практически не перерабатываются. Это особенно относится к самой бесполезной упаковке. Как думаешь, к какой?

Вспененный полистирол? Тетрапак?

Это осмысленные упаковки. В тетрапак, например, можно наливать ультрапастеризованное молоко.

Сдаюсь!

Мусорный пакет. Да, он бессмысленный. Зачем его использовать, если в ведро можно положить пакет, который принесли с доставкой? Только на КПО «Восток» этих мусорных пакетов образуется 200-300 тонн в сутки. Один пакет весит три грамма.

КПО «Восток» — крупнейший в Европе. «Крупнейший» — это какой масштаб?

Это 1 200 000 тонн отходов в год. 

Какие районы в Москве и Подмосковье вы обслуживаете?

В Москве — ЮЗАО, ЗАО, САО и ЦАО. В Подмосковье — территория от Люберец до Рошали, ещё Солнечногорск и Клин. На всей области нашего обслуживания, включая Подмосковье, проживает 5 млн человек. 

А есть отличия между городом и областью в сфере потребления? 

В Москве дороже вторсырьё, которое мы достаём из баков. То есть наполненность, насыщенность и использование легкоперерабатываемых, ликвидных видов вторсырья — это отличие Москвы. В МО жители отлично сортируют вторсырьё, особенно в Солнечногорске. Мы это связываем с просветительской деятельностью, которую там проводим. На нас вышла местная Общественная палата и сказала: «У нас тут КПО построили, давайте мы жителей научим, как правильно сортировать?». Мы обучили школьников, студентов, будем обучать пенсионеров. На будущих субботниках охватим всех, кто не попал в предыдущие категории. И мы видим этот результат. Просвещение работает. 

Photo: Polina Tankilevitch / Pexels

А кто-то думал, что вы — мусоровывозящая компания. А вы, оказывается, просветительская организация! 

Мы гордимся нашей просветительской деятельностью. Собственник нашей компании отчитывается о просветительских мероприятиях, но это не на уровне: «Мы должны, поэтому делаем левой пяткой». Для нас это важная составляющая, мы хотим прогресса. Если ты тратишься на контейнеры, ставишь их, покупаешь мусоровозы и строишь КПО, ты правда стараешься улучшить результат. 

Ваша компания — частная. То есть вы нацелены на прибыль. Зачем тогда вам учить людей ответственно относиться к отходам? 

Помимо того, что мы вывезли отходы, обработали и отсортировали, положили сухой остаток на полигон, мы также передали вторсырьё на переработку. Благодаря законам, которые сейчас приняты, выручка от этого стала чистой прибылью оператора КПО. Нам выгодно, чтобы люди разделяли отходы.

Мы хотим прогресса. Если ты тратишься на контейнеры, ставишь их, покупаешь мусоровозы и строишь КПО, ты правда стараешься улучшить результат. 

Получается, в больших масштабах это становится выгодно? 

Да. Здесь вообще тройная выгода: ты не только получаешь дополнительную прибыль, но и экономишь место на своём полигоне, продлеваешь срок его работы. Так ещё и избавляешь окружающую среду от негативных эффектов

Ваша компания улучшает просветительской деятельность количество вторсырья в синем баке. Есть общее мнение, что вывозящие компании зарабатывают только на тарифе. Им уже всё заплачено.

Чего только не говорят. Ещё говорят, что все мусорщики — короли. Вполне можно жить на тариф. Можно даже жить меньше, чем на тариф, как это делают «серые» возчики. Они просто берут отходы и сбрасывают их в другом месте. «Серые» возчики — это те, кто не является оператором, кто не отслеживается системами. С ними можно заключить контракт подешевле.

По закону это нормально? 

Нет. Сейчас это по закону нельзя сделать в Москве, потому что Москва вступила в реформу. И теперь в Москве работают и региональные операторы и операторы комплексных услуг. В себестоимость вывоза «ЭкоЛайн» входит: контейнер, вывоз до сортировочного комплекса, работы по сортировке, белая зарплата сортировщиков, отдел по продаже вторсырья. Всё это требует большой работы. Конечно, это не стоит 400 рублей за кубометр. А если брать только контейнер и вывоз, то 400 рублей хватит. А «серые» вывозят это куда получится: овраг, карьер, лес, дорога. 

У нас была история: однажды мы приходим на работу, а около нашего офиса вывален мусор, То есть кто-то ехал и разгрузился на улице, на которой нет камер. Так работают «серые» возчики. 

Компания разве не рискует нарваться на штрафы? Мусоровоз же могут арестовать.

Да, могут. Отправить на штраф-стоянку. Может быть вплоть до уголовного дела. Но, видимо, 400 рублей за вывоз манит. 

Когда образовался московский ООО «ЭкоЛайн» и стал обслуживать САО, в этом районе уже работало около тысячи разных возчиков мусора. При этом, в 2018 году осталось всего 300 мелких возчиков. Хотя инфраструктура, то есть контейнеры, на 95% принадлежала только «ЭкоЛайну». Вопрос: что и куда возили эти возчики?

Однажды мы познакомились с молодым человеком. Он сильно ругался на нас в социальных сетях. Так сильно ругался, что я ему позвонила. Говорит: «Хватит сбрасывать мусор на мою контейнерную площадку». Мы пришли расследовать: кто и что сбрасывает на эту территорию. Выяснили, что привозят строительный мусор на обычной газели и сваливают.

Вообще, я уверена, что нет ни одного предпринимателя, который заказывает услугу у «серого» возчика, и думает: «Я всех обману, подешевле закажу. А куда они эти отходы денут — неважно. Пусть хоть выбросит это на шоссе или в лес». Таких людей нет. Они все искренне надеются, что отходы поедут на полигон.

Photo: icon0.com / Pexels

Вообще, я уверена, что нет ни одного предпринимателя, который заказывает услугу у «серого» возчика, и думает: «Я всех обману, подешевле закажу. А куда они эти отходы денут — неважно. Пусть хоть выбросит это на шоссе или в лес». Таких людей нет. Они все искренне надеются, что отходы поедут на полигон.

Photo: Harry Cooke / Pexels

Вам, как компании, нужно подращивать имидж, чтобы клиенты приходили к вам? 

На самом деле, слово и понятие «имидж» переоценено. Есть репутация — это важное слово в жизни любого человека, любого бизнеса, любого общества. Если у тебя есть репутация, тебе не нужно ничего строить вокруг неё. Её нужно поддерживать и доказывать в ежедневном режиме. То есть, если я знаю, что ты — экологист, то тебе не нужно это доказывать. Я же это знаю. Но тебе нужно каждый день контролировать себя и не пить кофе из одноразовых стаканчиков. Вот это называется поддержка репутации. Так и «ЭкоЛайн». Нам не нужно специально предпринимать какие-то усилия, чтобы доказать, что мы классные. Но поддерживать то, что мы делаем, ежедневным трудом — это очень сложно. 

Если бы мы с нуля начинали организовать раздельный сбор и вывоз отходов. Как это правильно сделать?

Если говорить про идеальную систему, которую можно реализовать с нуля, то я бы заставила «заслужить контейнер». Чтобы люди, которые хотят заказать контейнер для вторсырья, собирали подтверждение среди соседей, что те готовы разделять отходы. Заодно распространить просветительский материал: как сортировать пластик, бумагу и так далее. У нас уже была такая программа. Мы собирали 60 подписей, что люди согласны, и ставили эти контейнеры. Выяснилось, что это объединение людей помогло им лучше сортировать. На исследовании морфологии отходов были видны дома, где люди получали баки через эту программу. 

На самом деле слово и понятие «имидж» переоценено. Есть репутация — это важное слово в жизни любого человека, любого бизнеса, любого общества. Если у тебя есть репутация, тебе не нужно ничего строить вокруг неё. Её нужно поддерживать и доказывать в ежедневном режиме.

Строим свой идеальный город. Как организовать раздельный сбор?

В системе двухпоточного сбора я бы упростила инструкцию. Мы с тобой на разных берегах: у тебя более 100 фракций, у нас — 40. Но я не могу быстро человеку озвучить инструкцию. К тебе приходят более мотивированные люди — они могут взять и прочитать огромную инструкцию. А мне нужно сделать так, чтобы человек не сломался на первом этапе. Я бы сделала серый бак для пищевых отходов и средств гигиены, а синий —  для всего остального в сухом виде. Это бы очень упростило нагрузку на людей, работающих на КПО. 

Мы бы всё упрощали. А потом людей, которые уже устали «упрощаться», мы бы передали дальше в Собиратор. 

Photo: Alp Duran / Unsplash

Если наш идеальный город населён идеальными жителями, которые готовы сортировать. Этот потом всё равно надо вывозить каким-то транспортом. Тогда как это сделать? 

Вопрос: какое будет соотношение серых и синих баков?

А если у нас пять разных баков?

А зачем? Зачем пять мусоровозов, если всё равно надо будет сортировать? Мы принимаем на переработку 14 видов пластика. Нам что, ставить 14 баков? Нет. Это будет хотя бы один бак для пластика. Если это один бак для пластика, он всё равно попадет на линию сортировки. Тогда зачем нам 4 бака (для макулатуры, стекла и так далее)? Если мы можем взять один. 

Пластика много видов. Многие не отличить друг от друга. Им не суждено отсортироваться? 

Это очень большая проблема. Оптика робота не определяет. Мы сейчас работаем не только с оптикой, которую мы купили, но и с русскими разработками. Роботы у нас учатся на вторсырье. И чувствительные роботы путаются, даже если на пластиковом пакете наклеена бумажная этикетка. Он может отбросить его в бумагу.

Производители должны перестать смешивать материалы и начать использовать мономатериалы. У нас был эксперимент со стаканчиками от сметаны. Один из производителей молочной продукции запускает новую упаковку. Он говорит: «Мы отказываемся от композитной упаковки и переходим на мономатериал. Где гарантия, что через полгода вы мне не скажете, что её невозможно отсортировать?». Мы провели тест: производитель привёз новую упаковку — 50 штук стаканчиков — и вытряхнул их на ленту сортировки. Мы пошли в конец, посчитать, сколько мы выловили. Из 50 стаканов, запущенных в начале, 48 оказались в ячейке отбора. Сейчас будем запускать новую упаковку. 

Это достижение датчиков роботов-сортировщиков?

Это достижение производителя, который очень долго на этапе разработки думал, и спрашивал.

Но это же чистая новая упаковка, которая еще не спрессовалась мусоровозом и ничем не испачкалась. То есть идеальный вид…

С этим вопросом мне звонят другие производители. Говорят: «Ну, она же пока не запечатанная». А она и не будет запечатана, потому что производитель задал нам очень много вопросов. Она будет одного цвета, на ней не будет никаких других материалов. Да, она может помяться, но это неважно. Оптика реагирует не на форму, а на материал. 

Можно как-то изолировать синий бак, чтобы он стал менее доступен? 

На юго-западе у нас есть контейнеры, в которых несколько окошек. В части из них маленькие окна, а в части — большие. Местные активисты предполагают, что там, где большие окна, уже не вторсырьё. А где маленькие — вторсырьё. Мы недавно сделали морфологию, и везде примерно одинаковый уровень вторсырья.

Какой выход для «хвостов», которые остаются после такой сложной сортировки? 

Предотвращать. Это вообще лучший способ обращения с отходами. Ну вот сегодня мне на почту пришло письмо с предложением включиться в эксперимент по утилизации памперсов. Из них предлагают делать строительный уплотнитель. По-моему, эта история уже используется где-то в Нидерландах. Там прям целый городок построен на памперсах. А памперсов у нас, как выяснилось, порядка 4% в потоке отходов. Этот показатель сравнимый с показателем PET-бутылки. 

Основная проблема в хвостах — это текстиль. Кстати, его количество снизилось. Раньше у нас было 40%, а теперь — 30%. Я думаю, это паническая история, сейчас никто ничего не выбрасывает. 

Предотвращать. Это вообще лучший способ обращения с отходами.

Как с сортировкой справляются роботы?

Автоматизированная система сортировки продолжает учиться. Она учится гораздо дольше, чем человек. Это некая самообучающаяся история. Пока она не научится делать хорошо, ты её не выпускаешь в свободное плавание. 

Сама учится? 

Ей поправляют настройки. Она в режиме реального времени присылает на телефон свою статистику. Человек смотрит, видит ошибки и исправляет их. 

Она показывает экономическую эффективность?

Конечно. Она одна работает как два человека, у неё сумасшедшая скорость. Хотя мы всё равно считаем, что робот глупее человека. Всегда в конце конвейерной ленты будет стоять человек.